Rlin
- Ой! Уй! Ай! – неслось из дыры в земле, у которой на корточках сидел мальчишка.
Наклонив голову, он прислушивался к глухим восклицаниям, раздававшимся всё ближе и ближе. Наконец, поняв, что сидит слишком близко к дыре, чуть отодвинулся.
- Уйя! – звонкое болезненное восклицание вырвалось из-под земли, а следом за ним из дыры вылетел небольшой фонарик. Хорошо, что приземлился он у самого края, а не то точно бы прилетел мальчишке в лоб.
Мальчик зябко поёжился, осознав это, но положения не сменил, продолжая внимательно наблюдать за дырой. Его терпение было вознаграждено. Из зева земляного колодца выбрались испачканные в земле руки, тут же уцепившиеся за траву. Вслед за ними показалась голова с низко нахлобученной бейсболкой, потом плечи, обтянутые некогда белой тканью, тело и вот уже прибывший из глубин сидит на краю провала, так и не вытянув из колодца ног. Утомлённо вздохнув, выбравшийся из дышащего холодом земляного колодца стянул с головы бейсболку. Освобождённые тёмные пряди скользнули на спину; чуть шевельнулась голова, помогая им устроиться поудобнее.
- Ну, что, нашла? – не утерпел мальчишка.
Девчонка повернула голову и взглянула на него через плечо; кивнула:
- Нашла.
- Покажи?! – попросил мальчик, подбираясь поближе.
Девочка правой рукой потянулась, было, к правому заднему карману своих шорт, но почему то передумала и, сунув руку в левый, достала из него золотую монету и передала её мальчишке.
- Ух, ты! – приняв в руки кругляш, восхитился мальчик.
Монета была большой. Жёлтой по цвету, из-за чего её и считали золотой. Но, как выяснил недавно мальчишка, этого драгоценного для людей металла в ней не было и в помине. Его, добытая не так давно, монета, не реагировала ни на какие реактивы, выявляющие золото. На тот химический эксперимент он отважился не сразу. Только после случая, заставившего его возненавидеть братство. Собственно и тот случай произошёл из-за его любви к химии. Эта наука была его хобби, или даже, если верить заявлениям его мамы, страстью. В своей сумке он вечно таскал дюжину двусторонних пузырьков с самым разнообразным содержимым. А также компактно уложенный набор юного химика.
В тот день он, поджидая остальных членов братства, экспериментировал с порохом. Вернее с тем, что сотворил, зная его основные ингредиенты. Рвануло так, что от стеклянного купола их штаба мало что осталось.
Подошедшие ребята обалдело рассматривали разноцветную россыпь разлетевшихся осколков, недоумевающе поглядывая на предводителя. Тот же, не долго думая, сбросил с плеча сумку и сунулся в развалины. Минута понадобилась ему, чтобы вытащить из руин младшего брата.
- Доигрался? – спросил он тогда у него. И, не услышав ответа, обратился к окружившим их ребятам. – Что будем с ним делать?!
Димка, высокий худой мальчишка, предложил:
- Заберём монету и изгоним из братства?!
- Это против правил, - тут же одёрнул его Максим. – Ты же знаешь.
- Знаю, - согласился Димка. И тут же предложил другой вариант. – Может заставить его починить купол?
- С этим никто из нас не справится, а ты хочешь его заставить, - Стас смотрел на младшего брата задумчиво, и тому очень не нравился этот его взгляд. – Наказание должно быть исполнимым и поучительным, а не от балды придуманным.
- Знаете, что я думаю, мальчики, - Вероника, одноклассница Стаса, рукой отвела упавшую на лицо прядь и продолжила. – Наказание должно соответствовать проступку. В данном случае от провинившегося надо потребовать поступка, на который бы он никогда не осмелился.
- Ты что-то конкретное имеешь в виду? – взор Стаса устремился на неё.
- Обрыв, - тихо произнесла Ника, не отведя взгляда.
Её задумку поняли все. Каждый помнил, как мальчишка боялся высоты.
- Что скажешь, Владик? – спросил, обращаясь к брату, Стас.
- Ни за что!
- Братство не может тебя изгнать, но отлучить может. Ты отлучён до тех пор, пока не исполнишь приговорённое. Все согласны?! – обратился Стас к ребятам.
Мальчишки и девчонки, столпившиеся вокруг, кивали.
- Ты слышал приговор?
- Слышал, - подтвердил тогда мальчик.
И вот сейчас, рассматривая монету, он не удержался от вопроса:
- Ты точно хочешь вступить в братство?