Rlin
Мои глаза то и дело норовили закрыться. Потому что сегодня я вообще не ложилась. Тридцать второй час без сна. А всё из-за работы. Ну и работка у меня, подготавливать к печати газету. В последнюю минуту пришлось менять местоположение заметки о сбежавшем из зоопарка питоне. Хорошо хоть успела уложиться в график.
Вышла на улицу и вдохнула полной грудью.
- Привет, Лэйрин, - услышала со спины голос бывшего одноклассника и поныне занимающего должность моего лучшего друга. Обернулась.
- Привет, Ром. Что ты здесь делаешь?
- Работаю, - Ромка рукой указал куда-то вверх.
Пришлось проследить взглядом направление. В ветвях столетнего дуба, раскинувшего свои ветви над широкой поляной кольца, запутался воздушный змей. Его мочальный хвост слабо трепыхался, всё еще надеясь вновь поймать поток и ощутить непередаваемое состояние парения.
- Лэйрин, - укоризненно произнёс друг. – Спишь, что ли?!
- Прости, Ром.
Пришлось открыть глаза и вновь обратить свое внимание на окружающее.
- А где заказчик спасательной операции?
- Лэй, ты когда-нибудь под ноги смотреть научишься?
- Ох, - пришлось обратить свой взор книзу.
Рядом с Романом стоял мальчишка. Тонконогий, тонкорукий, стройный. В зрачках чистейших глаз голубого цвета отражались безмятежные небеса, крона дуба и змей. Я опять начала тонуть в просторе.
- Лэйрин, да что с тобой? – встревожился, наконец, Ромка.
Пришлось вновь открывать глаза.
- Всё в порядке, Ром. Просто на работе как обычно аврал, так что я просто не выспалась.
- Понятно. Если подождёшь окончания спасательной операции, подброшу до дома.
- Буду благодарна.
Неторопливо переваливаясь с колеса на колесо, подкатил подъёмник. Остановился в каком-то метре от нас. Из кабины вышел водитель:
- Что тут у вас стряслось?
- Надо змея с дерева достать, - поведал проблему мальчишка.
Водитель оглядел зелёного великана, прикинул высоту, благосклонно кивнул:
- Достанем. Как хоть упустил-то?
- Не уследил. Порывистый очень спешил.
Водитель подъёмника и Ромка решили, что Порывистый – имя змея. А вот мне почему-то это имя напомнило, сказало, поведало о западном ветре, изредка посещающем наш городок.
Водитель переставил машину. Ромка приступил к спасательной операции. Я настолько увлеклась процедурой спасения, что даже глаз ни разу не сомкнула. Посмеялась про себя, представляя ворчание Ромки, выпутывающего нить из ветвей. Наконец, воздухоплаватель оказался в руках спасателя. Не только он. Что-то ещё, длинное и большое, было взято Романом в правую руку. Подъёмник медленно опустился, Ромка спрыгнул на землю и, вытянув вперёд руки, серьёзно спросил:
- Который твой?
- Вот этот, - мальчишка опасливо протянул руку и взял воздушного змея. - Спасибо.
- Да не за что. Это ж моя работа. Я спасатель.
- А я тоже спасатель, - запрокинув голову и глядя прямо в глаза Роману, заявил мальчишка. – Я спасаю ветра.
- Ну… Молодец, - растерялся молодой человек. – Справляешься?
- Ветра пока не жаловались, - доложил мальчик.
- Ну, я больше не нужен?! – убежденно осведомился, подошедший водитель подъёмника. – Тогда я поеду. Меня светофор на Алой улице дожидается.
- Спасибо за помощь, - осторожно перехватив левой рукой груз правой, протянул руку Роман.
- Обращайтесь. Всегда рад помочь, - ответив на рукопожатие, мужчина кивнул мне, улыбнулся мальчику и, вернувшись в кабину, завёл мотор и укатил.
- Попробую вернуть змея хозяину.
- Он что, не твой? - удивился Роман.
- Ну, да, не мой. Но ведь я виноват, что он удрал от хозяина. Просто Порывистый понадобился в северном секторе. Вот и пришлось его срочно вытаскивать. А посмотреть, не тащит ли он чего за собой, я не догадался. Ну ладно, пойду. Если понадоблюсь, просто позовите, - деловито сказал нам мальчик, повернулся и зашагал в сторону нового микрорайона.
- Что за чушь он тут нагородил?
- Это не чушь, Ром. Я бы тебе объяснила, но слишком хочу спать. Давай потом, - кивнула на второго спасённого. – А это кто?
- Хороший вопрос, Лэйрин. Отвезу в ветеринарную клинику, пусть разбираются.
- Тогда уж сразу в зоопарк. Если эта змеюка – питон, то она оттуда.
- Ладно, - Роман подошёл к своей машине, открыл багажник и начал упаковывать змею в мешок. Я тем временем, дозвонилась до типографии и договорилась об изменении, и до того послужившей причиной волнения, заметки. Заметив, что я окончила разговор, Ромка приветливо распахнул передо мной дверцу. – Прошу.
Скользнув на мягкое сиденье, я устроилась поудобнее и тут же провалилась в сон. Разбудило меня легкое прикосновение.
- Соня, просыпайся, - Роман мягко отвёл упавшую мне на глаза прядь. – Я на дежурстве. Пока ехали, новый вызов поступил. А мне ещё в зоопарк ехать. Ну, проснулась?! – я кивнула. – Вот и отлично. Вечером созвонимся. Расскажешь о спасателе ветров.
- Договорились.
Я открыла дверцу и ступила на тротуар.
- Лэйрин.
- Да?
Пришлось обернуться.
- Я когда спускался, змея рассматривал. Там был выжжен адрес. Улица Рябин, семнадцать. У нас ведь в городе такой нет, верно?!
- Улица Рябин?! Такой точно нет. А Рябиновая улица расположена на северной окраине города.
- А в новостройках?
- Там тоже нет.
- Тяжело придётся нашему спасателю. Ну, да ладно. Иди уже, ведь засыпаешь на ходу.
Я закрыла дверцу, отступила от края тротуара, и проследила за отъездом машины. Поднявшись на шестой этаж, еле преодолела узкий коридор коммунальной квартиры. Заперла дверь, освободилась от лишних вещей, откинула покрывало на кровати и забралась под одеяло.
Уплывая в сон, я вспомнила ясный солнечный майский день двухлетней давности.
Я тогда ещё писала. Статьи, обзоры, рецензии.
В первое майское воскресенье я, Ромка и ещё один наш школьный приятель, Гоша, сейчас служащий в северных морях, отправились на шашлыки к Холодному озеру. Вообще-то озеро имело и официальное имя, но его мало кто знал из местных, а нам оно и подавно не было известно. Машина у Гоши имела и имя и прозвище. По имени – Рысёнок – её называл Гоша. А мы, говоря о ней, всегда употребляли прозвище – Сытый Дракон. Оно удивительным образом подходило автомобилю. Уж больно довольным он выглядел, когда в него загружалась наша компания.
Шашлыки в тот раз удались. Была отличная погода, отличная музыка и отличное мясо. Ночевали под открытым небом, а, замёрзнув, проснулись как раз ко времени восхода солнца. Рассвет в то утро выдался необыкновенно прозрачным. Постепенно холодный простор наполнялся светом, воздухом, звуками, запахами, теплом. Насладившись таинством пробуждения, прибрали за собой и тронулись в обратный путь.
Возвращались в город, особо не торопясь. Сытый Дракон не любил скорость. Всегда, едва стрелка спидометра переваливала за отметку шестьдесят, кашлял и чихал. А мы и рады, везёт же. К тому же и в город приехали вовремя. Меня высадили прямо у дверей в издательство.
В помещение, занимаемое редакцией, я вошла, едва стрелка больших настенных часов перевалила через цифру одиннадцать, в то время как маленькая топталась, не решаясь вскочить на восемь.
Тут-то, на входе, и поймал меня Всеволод Геннадьевич - моё непосредственное начальство.
- Лэйрин Александровна, как хорошо, что вы пришли. Съездите-ка в восемнадцатую школу. Я не очень понял сбивчивые объяснения анонима, но, кажется, у них кто-то там собрался обвинить одиннадцатилетнего малыша во вчерашнем урагане. И поторопитесь, заседание школьного совета начнётся в полдевятого.
Редактор развернул ничего не понимающую меня и подтолкнул в спину. Пришлось покинуть редакцию. Лишь на улице я поняла, о каком урагане шла речь. Вся поляна кольца была усыпана отломанными дубовыми ветками. Метрах в семи от меня работала ремонтная бригада, чинившая троллейбусные провода.
Хорошо хоть дорожное покрытие не было повреждено, и маршрутки ходили исправно. В общем, через шестнадцать минут я уже поднималась на крыльцо восемнадцатой школы. Войдя в прохладное фойе, обратилась к вахтёрше:
- Простите, пожалуйста. Не подскажете, где у вас тут школьный совет собирается?
- В читальном зале. Третий этаж, направо, до конца.
- Спасибо.
Хорошо, что я после отдыха. А то пришлось бы топать на шпильках на третий этаж. А так, в кроссовках, я легко преодолела требуемое количество лестничных пролётов.
В библиотеке столпотворения не наблюдалось. Библиотекарь за стойкой, восьмилетний читатель, устроившийся у самого окна, да мальчишка, присевший на самый краешек мягкого кресла. Сжав коленками стиснутые ладошки, он сидел, склонив голову так, что длинная чёлка совсем закрыла глаза.
- Простите, можно пройти? – услышала я вопрос, произнесённый девчоночьим голоском.
- Да, конечно, - я вошла в библиотеку и заняла пустующее кресло. Мальчишка покосился на меня, но позы не сменил.
Начал подтягиваться народ. За двумя вошедшими следом за мной девочками, заскочил мальчик. Взлохмаченный, взъерошенный, в чуть измятой рубашке, и, что меня удивило, отутюженных брюках. Сбавил скорость, по проходу между столиками прошёл неторопливо. Вместо того чтобы сесть на стул, отодвинул его и уселся на подоконник.
- Никонов, слезь немедленно! – обратилась к нему библиотекарь.
- Я не выпаду, Марина Аркадьевна, - пообещал мальчик.
Покачав неодобрительно головой, библиотекарь вновь склонила голову.
Тут друг за другом вошли два старшеклассника, за ними проскользнула девочка с кипой книг, которые поспешила водрузить на стойку. Мой сосед чуть шевельнулся, и я невольно обратила свой взор на вход. Следом за двумя девушками вплыла внушительных размеров дама. Оглядев сборище, тут же начала распоряжаться:
- Никонов, слезь с подоконника. Ермилова, сядь, потом возьмёшь книги. Трофимов, Кропин учить надо было дома.
Один из старшеклассников захлопнул учебник, второй закрыл тетрадь. Тот же, что устроился на подоконнике, неохотно слез и оседлал стул. Девочка отошла от стойки и села за стол.
- А вы кто такая? – этот вопрос дама адресовала мне.
- Я сотрудник «Лысой горы». Мне сказали, тут у вас есть виновный в урагане.
- Есть, - кивнула женщина. Устроилась за столиком рядом с Ермиловой. - Рядом с вами сидит. Встань, Илоров.
Мальчик послушно встал. Выпрямился, посмотрел на учительницу.
- Ну, что, оправдываться будешь?
- Нет, Маргарита Андреевна, не буду.
- Сколько раз вам повторять: если заведомо известно, что вы не справитесь, не беритесь!

- И вы обо мне напишете?!
- Если смогу понять, о чём вообще речь идёт. Пока что я услышала только занимательную сказку. Вот только люди, её рассказавшие, на сказочников не тянут. Они ведь обсуждали всё это на полном серьёзе?!
- Конечно. Я действительно хранитель пространств. И действительно не справился с ситуацией. Артёма родители на юг увезли, а без его помощи я мало что могу.
- Кто такой Артём?
- Ох, пойдёмте в парк. Я там вам всё расскажу.
Парк располагался тут же, на территории школы. Это была квадратная площадка, засаженная кустами сирени. В самом центре площадки, на пресечении всех тропок стояла беседка.
Антон вскочил на скамейку и уселся на перила. Я приземлилась как цивилизованный человек. Неудачно приземлилась. Лёгкий ветерок дует прямо в спину, заставляя неприбранные волосы то и дело перебираться на лицо. Отведя прядь от глаз, попросила:
- Рассказывай.
- А вы записывать не будете?
- Мне главное понять.
- А-а. Так вот. Артём – спасатель ветров. Он помогает заблудившимся, разрешает споры приоритетного движения и прочее. Я – хранитель пространств. В мою задачу входит координирование движения. Я слежу, чтоб ветра не сталкивались. А вчера вообще кошмар был. У меня Буйный с Порывистым сцепились, и тут ещё до кучи привалил заблудший Восточный. Был бы Тёма, всё бы обошлось. А я не справился.
- Подожди-ка. То есть, я так понимаю, ты можешь управлять движением ветров.
- Ага. Хотите, покажу?!
- Давай.
- Ощущаете ветерок?
- Конечно, ощущаю, - я в очередной раз отвела упавшую на глаза прядь волос.
- Сейчас, - Антон закрыл глаза, вытянулся ввысь и напрягся.
Я тут же ощутила, как донимающий меня ветерок сменил жертву, переключившись на куст сирени.
- Убедительно?!
- Очень. Скажи, а кроме этого урагана у тебя ещё были просчёты?
- Полно. Но обычно меня Тёма выручает. Но один раз даже он не смог поправить ситуацию.
- Расскажи, пожалуйста.
- А, - махнул рукой Антон. – Та ещё история. Месячной давности. Сами знаете, апрель. Ручьи по всем склонам. А здесь у нас они стекают в Вольную. В нашей школе обычно на один из таких дней назначается регата. Весь год кораблики строят, а потом их запускают в ручей. До Вольной мало кто доплывает. А в тот день мы не уследили. У нас Южный свободу почуял, все кораблики до Вольной домчал, а затем часть из них вообще в дальнее плавание отправил.
- Но корабли и должны уходить в плавание.
- Но они обязательно должны возвращаться к родным берегам! Иначе, что это за плавание?!
- Резонное замечание. Тяжёлая у вас работа, однако. Что ж, статью я, конечно, напишу, но я не очень уверена, что читатели поверят в её правдивость.
- Ну и пусть.
Я улыбнулась, встала.
- Ну, что ж, Антон, спасибо за интересный рассказ. Мне было очень приятно познакомиться.
- Мне тоже. А когда выйдет статья?
- На этой неделе.
На этом воспоминания прервались по очень простой причине: я провалилась в глубокий сон без сновидений. Проснулась я, когда поняла, что не смогу укрыться от света, вливающегося в окно. Встала с намерением задёрнуть портьеры. Подойдя к окну, невольно окинула взглядом двор, и замерла, глядя на фигурку мальчишки, съёжено сидевшего на облупленной скамейке. Опознать сидящего удалось с лёгкостью – явно спасатель ветров.
Оделась, обулась, подхватила сумочку, выудила из вазы, стоявшей на столе, крутобокое сочное яблоко, приостановилась на пороге, чтобы отомкнуть засов, и выскочила из комнаты. Потратила несколько секунд на борьбу с замком, и, на ходу откусывая и прожёвывая, начала спускаться во двор.
Подошла к скамейке, поздоровалась:
- Привет.
Мальчик поднял голову. Вскочил:
- Здрасьте.
- Ты что здесь делаешь?
- Вас жду.
- Меня?! Зачем? – удивилась я.
- Мне ветра сказали что вы… - мальчишка вдруг замолчал, прислушиваясь к себе. – Ой, извините, мне идти пора, - повернулся и приготовился шагнуть.
- Постой, - я схватила его за плечо. И тут же осознала насколько ошибочно действие, очутившись на хорошо знакомой улице, расположенной на другом конце города.
Пока я приходила в себя, мальчик высвободил плечо и подошёл к стоящему на бордюре пареньку, в котором я узнала приснившегося мне сегодня Хранителя пространств.
- Что стряслось?
- Сам не видишь?! – напряжённо отозвался Антон.
Спасатель ветров запрокинул голову и присвистнул. Это меня заинтересовало, так что я тоже посмотрела вверх. Ничего заслуживающего внимания уловить не удалось. Небо как небо. Голубое. Да и солнце привычное. Предзакатное, уже наполненное огнём, готового его принять, ада.
Мальчишки меж тем обменивались непонятными мне фразами:
- Придержи Могучего, - это Антон. Узнала по голосу.
- Он торопится.
- А у меня выводок недисциплинированных ветерков.
- Одна минута.
- Управлюсь.
Наконец я уловила в раскинувшемся над головой просторе движение. Ветра. И как я не догадалась раньше?! Пришла пора понаблюдать за перемещением воздушных масс. Вот пронеслись несущие прохладу ветерки. Затем мощной волной ударил в лицо крепкий ветер. Следом за ним пронёсся, не разбирая дороги, упругий поток, который едва не сбил мальчишек с ног.
- Буйный, чтоб его, - в сердцах воскликнул Антон, едва успевший приостановить движение, как мне показалось, дородной мамаши с малышом-ветерком.
- Куда это он? – направляя движение шустрого приземистого ветерка, спросил Тёма.
- На пожар, куда ж ещё. Не чуешь разве дым в воздухе?!
- Хочешь, верну?
- Да ну его. Пусть поиграет.
- А вдруг там люди?!
- Я бы почуял, ты же знаешь.
- Угу.
Столпотворение воздушных масс на глазах редело. Отправив последний поток в северо-западном направлении, ребята повернулись ко мне.
- Здравствуйте, Лэйрин Александровна, – кивнул мне хранитель просторов.
- Привет, Антон. Как дела?
- Хорошо. А вы с Артёмом уже познакомились, да?

- Я же спасибо забыл вам сказать.
- За что?
- Помните, вы в статье упомянули об уплывших корабликах?
- Неужели вернули?
- Хотите увидеть?
- Ну... Не откажусь.
И опять я, незнамо как, очутилась за тридевять земель. На сей раз у крыльца восемнадцатой школы. Не успела сориентироваться, а Антон меня уже внутрь тянет.
- Вот! – едва вошли в фойе, мальчик горделиво указал на правую стену.
На стене большущая карта нашего района. В ней флажками отмечены места причаливания корабликов. Сами водоплавающие горделиво расположились по периметру карты.
- У нас многие, таким образом, друзей по переписке нашли. Некоторые даже со взрослыми переписываются.
- Здорово, - я с любопытством рассматривала корабли, и тут краем глаза зацепила образ понуро стоявшего рядом Тёмы. Повернулась к нему. - Ты ведь неспроста ко мне пришёл, спасатель ветров. Чем я могу тебе помочь?
Мальчуган вскинул голову, и, глядя на меня широко раскрытыми глазами, спросил:
- А вы можете найти хозяина змея?